СУ-100 — советская противотанковая самоходная артиллерийская установка (ПТ-САУ) периода Второй мировой войны, класса истребителей танков, средняя по массе. Была создана на базе среднего танка Т-34-85 конструкторским бюро Уралмашзавода в конце 1943 — начале 1944 года как дальнейшее развитие САУ СУ-85 ввиду недостаточных возможностей последней в борьбе с немецкими тяжёлыми танками. Серийный выпуск СУ-100 был начат на Уралмашзаводе в августе 1944 года[сн 2] и продолжался до начала 1948[2] года. Кроме того, в 1951—1956 годах её производство по советской лицензии осуществлялось в Чехословакии. Всего в СССР и Чехословакии было выпущено 4976[2] САУ этого типа[сн 1].

Первое боевое применение СУ-100 состоялось в январе 1945 года[3], и в дальнейшем СУ-100 использовались в ряде операций Великой Отечественной и Советско-японской войны, но в целом их боевое применение было ограниченным[4]. После войны СУ-100 неоднократно модернизировалась и в течение нескольких десятилетий оставалась на вооружении Советской армии. СУ-100 также поставлялись союзникам СССР и участвовали в ряде послевоенных локальных конфликтов, в том числе наиболее активно — в ходе арабо-израильских войн. К концу XX века СУ-100 была снята с вооружения в большинстве использовавших её стран, но, тем не менее, в некоторых из них, по состоянию на 2007 год, всё ещё остаётся в строю[5].

Инженеры Уралмаша Л. И. Горлицкий, А. Л. Кизима, С. И. Самойлов; инженеры завода № 9 А. Н. Буланов, В. Н. Сидоренко и инженер-механик П. Ф. Самойлов за создание САУ в 1946 году были удостоены звания лауреата Сталинской премии первой степени

Первой САУ класса истребителей танков, запущенной в серийное производство в СССР, стала СУ-85. Она была создана на базе среднего танка Т-34 и штурмового орудия СУ-122 и запущена в производство летом 1943 года. 85-мм пушка Д-5С позволяла СУ-85 эффективно бороться со средними танками противника на дистанциях более километра, а на меньших дистанциях и пробивать лобовую броню тяжёлых танков. Вместе с тем, уже первые месяцы применения СУ-85 показали, что мощность её орудия недостаточна для эффективной борьбы с тяжёлыми танками противника, такими как «Пантера» и «Тигр», которые, обладая преимуществом в огневой мощи и защите, а также эффективными прицельными системами, навязывали бой с дальних дистанций[6].

29 августа 1943 года было издано распоряжение ГКО о скорейшем создании более эффективных противотанковых средств. В исполнение распоряжения в сентябре — октябре на Уралмашзаводе был, в числе ряда других САУ на базе Т-34, выполнен эскизный проект установки 122-мм пушки Д-25 в изменённом корпусе СУ-85[7]. Дальнейшая проработка проекта показала, что такая переделка вызовет увеличение массы САУ на 2,5 тонны, а также снижение боекомплекта и скорострельности[8]. В целом изучение представленных вариантов показало, что установка на САУ по типу СУ-85 122-мм пушки или 152-мм гаубицы Д-15 вызовет перегрузку ходовой части и снижение подвижности машины, поэтому решено было оставить эти орудия для вооружения тяжёлых танков и САУ[9]. С другой стороны, интерес вызвал проект увеличенной рубки с усиленным бронированием, применённый на СУ-Д-15[8].

Альтернативным направлением, на которое возлагались надежды в тот период, стала разработка длинноствольных 85-мм орудий с большей начальной скоростью снаряда — «большой мощности» по терминологии того времени. Но хотя был изготовлен и испытан ряд таких орудий, в том числе и САУ, работы в этом направлении окончились неудачей — новые орудия на стрельбах показали совершенно неудовлетворительную живучесть, часты были случаи разрыва ствола. Вдобавок, результаты обстрела трофейных германских танков выявили низкую эффективность высокоскоростных, но лёгких 85-мм снарядов против установленной под рациональными углами наклона брони высокой твёрдости, по сравнению с тяжёлыми снарядами бо́льших калибров[10]. Наконец, проработки показывали, что вооружение из 85-мм пушки не использовало полностью всех возможностей САУ на шасси Т-34

 

Проведённые в начале ноября 1943 года МВТУ, Уралмашзаводом и Техуправлением НКВ расчёты показали, что наиболее рациональным являлся переход к 100—107-мм калибру. Поскольку выпуск 107-мм орудий, таких как пушка М-60, был прекращён ещё в 1941 году, было решено создавать новое танковое и самоходное орудия на основе баллистики морской 100-мм пушки Б-34, о чём 11 ноября был издан соответствующий приказ НКВ[11]. Разработка проекта САУ с ним была осуществлена в конструкторском бюро Уралмашзавода по инициативе главного конструктора Л. И. Горлицкого. Главным инженером проекта был назначен Н. В. Курин. Эскизный проект САУ был передан НКТП и УСА 5 декабря 1943 года. По итогам его рассмотрения ГКО 27 декабря принял постановление № 4851 о вооружении тяжёлого танка ИС и средней САУ 100-мм орудием, обязывавшее ЦАКБ разработать проект соответствующего орудия для установки в СУ-85[11][9]. НКТП же приказом № 765 от 28 декабря обязал Уралмашзавод[12]:

  • к 15 января 1944 года — закончить проектные работы по САУ на базе Т-34, вооружённой 100-мм пушкой конструкции ЦАКБ;
  • к 20 февраля — изготовить прототип САУ и провести его заводские испытания с пушкой, которую должен был поставить завод № 92 к 25 января;
  • к 25 февраля — передать прототип на государственные испытания.

Однако по изучении присланных ЦАКБ чертежей разработанного ими орудия С-34, изначально предназначавшегося для вооружения тяжёлого танка ИС-2, на Уралмашзаводе пришли к выводу, что из-за слишком больших размеров орудия по ширине размещение его в корпусе СУ-85 потребовало бы слишком серьёзной переделки конструкции САУ, включавшей увеличение ширины корпуса, изменение его формы и переход на торсионную подвеску. ЦАКБ настаивало на подобном варианте, не соглашаясь на внесение изменений в конструкцию своего орудия, но по расчётам Уралмашзавода, переделка САУ приводила бы к увеличению её массы на 3,5—3,8 тонны по сравнению с СУ-85 и отодвижению сроков готовности по меньшей мере на три месяца, что категорически не устраивало заказчика. В результате, как и ранее в подобной ситуации, возникшей при проектировании СУ-85, Уралмашзавод связался с заводом № 9, в результате совместной работы с конструкторами которого была создана 100-мм пушка Д-10С, подходившая для установки в корпус СУ-85 без внесения в последний значительных изменений и при этом имевшая меньшую массу, чем С-34[12][13]. В связи с этим в январе 1944 года Управлением самоходной артиллерии были выдвинуты уточнённые требования к проекту САУ, получившей к тому времени обозначение СУ-100, предусматривавшие вооружение пушкой Д-10С, увеличение толщины лобового бронирования до 75 мм, применение новых смотровых приборов Mk.IV (МК-IV) и командирской башенки, при сохранении массы САУ в пределах 31 тонны[13].

Однако к пушке Б-34, боеприпасы которой предполагалось использовать, имелись только осколочно-фугасные и дистанционные осколочные снаряды, и, как выяснилось к тому времени, окончание разработки бронебойного снаряда к ней ожидалось не ранее второго полугодия 1944 года. Неизбежная задержка с готовностью САУ позволила начальнику ЦАКБ В. Грабину настоять на создании самоходной установки с пушкой С-34[14]. В результате последовавших переговоров НКТП 30 апреля издал приказ об изготовлении к 8 мая прототипа с этим орудием, получившего обозначение СУ-100-2, и проведении его сравнительных испытаний совместно с СУ-100. При этом НКВ и ГАУ всё же сочли внесение глубоких изменений в корпус СУ-85 неприемлемым и разрешили заводу произвести минимальные переделки орудия для возможности его установки в существующий корпус САУ, хотя бы и с рядом дефектов. При этом внесение в конструкцию С-34 всех изменений, необходимых для его эффективной установки в СУ-85, делало бы её почти идентичной специально разработанной для этой цели Д-10С[15].

Тем временем, прототип с орудием Д-10С, получивший обозначение «Объект 138», был изготовлен Уралмашзаводом совместно с заводом № 50 в феврале 1944 года[16] и успешно прошёл заводские испытания, состоявшие из 30 выстрелов и 150 км пробега. После этого прототип 3 марта был отправлен на государственные испытания на АНИОП, в ходе которых машина прошла 864 км и совершила 1040 выстрелов. В итоге государственная комиссия признала её годной для принятия на вооружение после внесения в конструкцию некоторых доработок, и 14 апреля Уралмашзаводу было дано распоряжение о начале немедленной подготовки к серийному производству новой САУ[12].

Прототип СУ-100-2 был изготовлен заводом № 9 в апреле — мае 1944 года с использованием орудия, снятого с опытного танка ИС-5[17]. Параллельно с этим завершён второй прототип СУ-100, построенный с учётом улучшений, рекомендованных комиссией. 24—28 июня он прошёл государственные испытания на АНИОПе. По итогам испытаний, в ходе которых САУ прошла 250 км и совершила 923 выстрела, государственная комиссия рекомендовала её для принятия на вооружение, отметив, что СУ-100 обеспечивает поражение танков «Пантера» и «Тигр» с дистанции 1500 м вне зависимости от точки попадания, но пробивает только бортовую броню САУ «Фердинанд», хотя и с дистанции до 2000 м[12]. СУ-100-2 прибыла на АНИОП в начале июля и в том же объёме прошла государственные испытания, по итогам которых была признана худшей по сравнению с СУ-100 и не рекомендована к принятию на вооружение. СУ-100 же была принята на вооружение РККА приказом ГКО № 6131 от 3 июля 1944 года[12].

Броневой корпус[править | править вики-текст]

СУ-100 имела дифференцированное противоснарядное бронирование с применением рациональных углов наклона брони. Броневой корпус САУ выполнялся конструктивно как единое целое с рубкой и собирался при помощи сварки из катаных листов и плит броневой стали толщиной 20, 45 и 75 мм. Лобовая часть корпуса состояла из двух соединённых клином плит: верхней, толщиной 75 мм, расположенной под наклоном в 50° к вертикали, и 45-мм нижней, имевшей наклон в 55°. Поначалу плиты соединялись между собой через литую балку, как и на базовом танке, но на машинах поздних выпусков перешли к непосредственному соединению плит[29]. Борта корпуса выполнялись из 45-мм бронеплит и в нижней части были вертикальными, верхняя же их часть в районе моторно-трансмиссионного отделения располагалась под наклоном в 40°, тогда как в районе боевого отделения плиты, образовывавшие борта рубки, имели наклон лишь в 20°. В вырезе в правой бортовой плите рубки монтировалась командирская башенка цилиндрической формы, также выполнявшаяся из 45-мм бронеплиты. Корма корпуса была образована верхней и нижней 45-мм плитами, располагавшимися под наклоном, соответственно, в 48° и 45°, тогда как 45-мм же корма рубки была вертикальной. Днище и крыша корпуса и рубки, как и надгусеничные полки, изготавливались из 20-мм бронелистов. Маска орудия состояла из литых подвижной и неподвижной частей сложной формы и имела в лобовой части толщину до 110 мм[21].

Место механика-водителя находилось слева в лобовой оконечности корпуса, командир располагался в башенке справа от орудия, позади него находился заряжающий, а место наводчика размещалось слева от орудия. Для посадки и высадки экипажа в бронекорпусе имелись: люк в крыше командирской башенки и люк механика-водителя в верхней лобовой плите, аналогичные таковым на Т-34-85, и люк в кормовой части крыши рубки, на машинах ранних выпусков — двустворчатый, со второй створкой в кормовой плите рубки, как на СУ-85, но в дальнейшем от второй створки отказались. Кроме этого, в правой части днища боевого отделения имелся десантный люк[30]. Двустворчатый люк в передней части крыши рубки служил для установки орудийной панорамы. Помимо этого, в лобовой плите над люком механика-водителя, а также в бортах и корме рубки имелись закрывавшиеся броневыми заглушками отверстия для стрельбы из личного оружия. Вентиляция боевого отделения осуществлялась при помощи двух вентиляторов, установленных в крыше рубки. Доступ к агрегатам двигателя и трансмиссии, как и на базовом танке, осуществлялся через люки в крыше моторно-трансмиссионного отделения и откидную верхнюю кормовую плиту.

Основным оружием СУ-100 являлась 100-мм нарезная пушка Д-10С обр. 1944 г. (индекс «С» — самоходный вариант), имевшая длину ствола в 56 калибров / 5608 мм. Орудие обеспечивало бронебойному снаряду начальную скорость в 897 м/с, а его максимальная дульная энергия составляла 6,36 МДж / 648 тс·м[31]. Д-10С имела полуавтоматический горизонтальный клиновой затвор, электромагнитный и механический спуски и компенсирующий механизм пружинного типа для обеспечения плавности наводки в вертикальной плоскости. Противооткатные устройства пушки состояли из гидравлического тормоза отката и гидропневматического накатника, располагавшихся над стволом орудия слева и справа, соответственно[32]. Масса ствола орудия с затвором и открывающим механизмом составляла 1435 кг.

Пушка устанавливалась в лобовой плите рубки в литой рамке на двойных цапфах, позволявших её наведение в вертикальной плоскости в пределах от −3 до +20° и в горизонтальной ±8°. Наводка осуществлялась при помощи ручных подъёмного механизма секторного типа и поворотного механизма винтового типа. Максимальная длина отката при выстреле не превышала 570 мм. Наведение на цель при стрельбе прямой наводкой осуществлялось при помощи телескопического шарнирного прицела ТШ-19, имевшего увеличение 4× и поле зрения 16°, а при стрельбе с закрытых позиций — при помощи панорамы Герца и бокового уровня[21]. Техническая скорострельность орудия составляла 4—6 выстрелов в минуту[33].

Боекомплект орудия состоял из 33 унитарных выстрелов, размещавшихся в пяти укладках в рубке, размещённых на стеллажах в задней части (8) и с левого борта (17) боевого отделения, а также на полу справа (8). В годы Великой Отечественной войны в боекомплект орудия входили выстрелы с остроголовыми и тупоголовыми калиберными бронебойными, осколочными и осколочно-фугасными снарядами. В послевоенные годы в боекомплект был введён выстрел с более эффективным бронебойным снарядом УБР-41Д с защитным и баллистическим наконечниками, а позднее — с подкалиберным и невращающимся кумулятивными снарядами. Штатный боекомплект САУ в 1960-х годах состоял из 16 осколочно-фугасных, 10 бронебойных и 7 кумулятивных снарядов.

Великая Отечественная война

Первые СУ-100 были направлены на фронтовые испытания в сентябре 1944 года и получили удовлетворительную оценку войск за высокие возможности орудия и хорошую маневренность[15]. Но так как освоение в производстве бронебойного снаряда БР-412Б затянулось до октября того же года, первоначально серийные СУ-100 поступали лишь в военно-учебные заведения, и лишь в ноябре были сформированы и отправлены на фронт первые вооружённые ими самоходно-артиллерийские полки[3]. В конце года были сформированы первые самоходно-артиллерийские бригады, вооружённых СУ-100: 207-я Ленинградская, 208-я Двинская и 209-я[70].

Без учёта фронтовых испытаний осенью 1944 года, по данным Управления Самоходной артиллерии, впервые СУ-100 были применены в бою в январе 1945 года в ходе Будапештской операции[3]. В условиях, когда советские войска вели стратегическое наступление, СУ-100 нередко применялись при завершении прорыва тактической глубины обороны противника в роли штурмовых орудий, как например, в Восточно-Прусской операции, где были задействованы 381-й и 1207-й самоходно-артиллерийские полки. При этом самоходно-артиллерийские части шли в атаку либо с хода, либо с подготовкой в сжатые сроки[70].

СУ-100 в поле

Первые самоходно-артиллерийские бригады СУ-100 были отправлены на фронт в начале февраля 1945 года: 207-я и 209-я — на 2-й Украинский, а 208-я — на 3-й Украинский фронт[70]. В целом, из-за сравнительно позднего появления, применение СУ-100 на большинстве участков фронта носило ограниченный характер[4]. Наиболее массово СУ-100 были применены в ходе Балатонской операции, когда они были использованы при отражении контратаки 6-й танковой армии СС 6—16 марта 1945 года. При этом были задействованы 207-я, 208-я и 209-я самоходно-артиллерийские бригады, а также несколько отдельных самоходно-артиллерийских полков СУ-100. СУ-100 в ходе операции сыграли значительную роль в отражении германских танковых атак и показали себя высокоэффективным средством в борьбе с германской тяжёлой бронетехникой, включая и тяжёлые танки «Тигр II»[71]. В боях 11—12 марта, из-за больших потерь советских танков, в их роли задействовались СУ-100, но из-за их уязвимости в ближнем бою был отдан приказ об оснащении каждой САУ ручным пулемётом для самообороны от вражеской пехоты. По итогам операции СУ-100 заслужили чрезвычайно высокую оценку командования[71].

К марту 1945 года 4 танковая армия 1-го Украинского фронта получила 1727-й самоходно-артиллерийский полк, который принял активное участие в Верхне-Силезской операции, в частности, в отражении контрудара элитной парашютно-танковой дивизии «Герман Геринг» 18 марта. Всего за период операции с 15 по 22 марта потери составили 15 (в том числе 4 безвозвратно) СУ-100 из 21 имевшейся на момент начала операции машины; большинство потерь было понесено от артогня противника, а три самоходки застряли в болоте[72].

В ходе подготовки к Берлинской операции, в конце марта 1945 года 1-я гвардейская танковая армия получила 27 СУ-100, кроме того, 14 апреля армии был подчинён 11-й танковый корпус, имевший 14 САУ этого типа. 2-я гвардейская танковая армия получила в конце марта 31 СУ-100, а в начале апреля — ещё 15 машин этого типа. 4-я гвардейская танковая армия к моменту начала Берлинской операции также была пополнена техникой и имела в своём составе 28 СУ-100 (10 машин в 6-м механизированном корпусе и 18 в 10-м танковом корпусе в составе 416-го гвардейского самоходно-артиллерийского полка)[72]. С самого начала берлинской наступательной операции СУ-100 приняли в ней самое активное участие, что приводило к неизбежным потерям — так, 17 апреля при прорыве в районе Зееловских высот 1-я гвардейская танковая армия потеряла 2 СУ-100 (в том числе одну сгоревшей), 19 апреля — 7 машин данного типа. 2-я гвардейская танковая армия с 16 по 21 апреля потеряла 5 СУ-100, 4-я гвардейская танковая армия с 16 по 22 апреля — 18 СУ-100 (в том числе 6 безвозвратно, причём две машины стали жертвами фаустпатронов)[72]. Применялись СУ-100 и непосредственно при штурме Берлина, в частности, вступая в бой за город, 1-я гвардейская танковая армия имела 17 боеготовых СУ-100. В условиях городских боёв, самоходки придавались отдельным стрелковым частям и подразделениям в целях их усиления; так, по состоянию на 24 апреля из состава 95 танковая бригада 9 танкового корпуса (7 Т-34-85 и 5 СУ-100) была придана 7 стрелковому корпусу. По состоянию на 28 апреля, в составе штурмующей Берлин 3-й ударной армии имелось 33 СУ-100 в составе 1818-го, 1415-го и 1049-го самоходно-артиллерийских полков и 95-й танковой бригады. По итогам Берлинской операции, 2-я гвардейская танковая армия потеряла безвозвратно 7 СУ-100, в том числе 5 машин непосредственно в городе, 3-я — 4 СУ-100, 4-я — 3 СУ-100 (с 23 апреля по 2 мая). Основной причиной потерь стал артогонь противника[72].

В марте — мае 1945 года была сформирована четвёртая вооружённая СУ-100 самоходно-артиллерийская бригада — 231-я, но в боевых действиях в Европе она принять участия уже не успела[70]. Помимо боевых действий на советско-германском фронте, 208-я и 231-я самоходно-артиллерийские бригады в составе 6-й гвардейской танковой армии участвовали в боевых действиях против Японии в августе 1945 года.